Previous Entry Share Next Entry
По поводу статьи Милашиной о деле Развозжаева
Venceremos
red_ptero wrote in tmefp
Оригинал взят у red_ptero в По поводу статьи Милашиной о деле Развозжаева
Оригинал взят у red_ptero в По поводу статьи Милашиной о деле Развозжаева

Этот пост написан сыном моего старинного друга по ТМЭФП и практически полностью совпадает с моей позицией.



Оригинал взят у gyperbol в По поводу статьи Милашиной о деле Развозжаева

или зачем ссорить правозащитников и оппозицию

Статью Елены Милашиной можно почитать на Эхе или в жж у Скобова



Статья Милашиной после первого прочтения мне понравилась: с чудовищными подробностями разоблачается российская пыточная система. Но перечитав статью, я понял, что, к сожалению, основная мысль в ней совсем другая. В стиле, распространенном среде маргинальной оппозиции (журнал Скепсис, Рабкор, тот же Лимонов), Милашина высмеивает и поносит оппозиционное движение, прикрываясь якобы принципиально более радикальными демократическими убеждениями. Главное, что все это выливается в то, что различными софистическими приемами нас убеждают, что Развозжаева защищать не надо. Чтобы не быть голословным, обращусь к самой статье.

Я читаю первое заявление свежевыбранного Координационного совета России глазами запытанной России. И не вижу никакой причины, почему родственники Зелимхана Читигова, выдержавшего трое суток жесточайших пыток и НЕ ПОДПИСАВШЕГО признательные показания, должны пойти и «отстоять Развозжаева». Это заявление – не для них и не про них. Жаль. Несколько точных слов могли бы сделать из Навального Македонского и, возможно, армия запытанных от Дагестана до Владивостока россиян пошла бы за своим полководцем.

Итак, вот чуть ли не главный посыл – защищать Развозжаева НЕ НАДО. Автор не видит «никакой причины, почему» люди «должны пойти и «отстоять Развозжаева»». Это якобы из-за того, что КСО сделал не то заявление. Если бы заявление было бы другое, Елена первая бы встала на защиту Развозжаева и она даже сожалеет, что обстоятельства таковы. («Жаль. Несколько точных слов могли бы сделать из Навального Македонского...») Но заявление уже сбывшийся факт, а с фактом не поспоришь – и защищать Развозжаева, после заявления КСО, по ее мнению, никто не должен. Чем же так плохо заявление КСО?

Навальный и ко (КС?) не способны найти такие слова, чтобы россияне поняли: это война – их война. А ведь именно этого хотят лидеры оппозиции. Но обращаются они к правительствам Запада, к ООН, к Путину, наконец, а не к чеченским мужчинам, которые через одного испытали на своей шкуре и похищения, и пытки. И изнасилования жен, и убийства детей. Все, что может придумать воспаленный мозг людоедов, - все испытали! Некоторые не сломались, хотя к тем, кто сломался никаких претензий нет. Это нечеловеческие страдания и нельзя так издеваться над живыми существами.

Опуская художественные подробности, выходит, что «Навальный и ко» не должны были обращаться в ООН, к странам запада, к путинскому правительству, а должны были обратиться к чеченским мужчинам, которые… (далее поэзия). Но «путинскому правительству» оппозиционеры напомнили о неизбежности наказания за нарушение закона, тогда как от стран запада добиваются составления нового списка Магнитского – это чуть ли не единственный на сегодняшний день эффективный способ наказания российских преступников в погонах. Что же предлагает автор? Ничего, кроме метафор, потому что «чеченские мужчины», к которым надо было обращаться, - это, конечно, метафора. Почему, собственно, из всех россиян надо обращаться именно к чеченским мужчинам? И почему после обращения к «чеченским мужчинам» должна образоваться армия россиян «от Дагестана до Владивостока»? Очевидно, речь не о чеченцах, а скорее о радикализме чеченских способов борьбы с путинским режимом. Эта метафора, которая должна нам показать, какие же эти оппозиционеры в КС бюрократы, как они далеки он народа и как они далеки от настоящей, рррадикально народной борьбы с властью.

Таким образом, ничего плохого в заявлении КСО нет. Беда не в заявлении, а в недостаточной рррадикальности оппозиционеров. Статья заканчивается длинным и очень художественным рассуждением о том, что лидеры оппозиции едут в спальных вагонах общественного движения, тогда как автор, Елена Милашина, едет «в плацкарте», с народом. И, конечно же, плацкарт едет впереди – а спальные вагоны тащатся в хвосте движения. «Вы – для народа, но – без народа» - вот приговор Елены оппозиционерам. Нет, это нельзя не процитировать:

Я – одна из тех тысяч, кто зарегистрировался на выборах в КС, но голосовать – не стала. Это значит, что я поддерживаю саму идею, я поддерживаю даже вас, как инициативную группу, которая назначает время и место для акций протеста и - я поддерживаю сам протест против людоедов, давно уже питающихся человеческим мясом на завтрак, ланч и ужин. Вас всех, победивших на более чем скромном общероссийском голосовании (шанс участия был предоставлен российским миллионам пользователей Интернета), я поддержать хотела бы, но не могу. Мы с вами в одном вроде поезде, только вы – в СВ, а я в плацкарте. Нас тут много (плацкарт всегда забит в российских поездах), и поезд вроде один, но вы ведете себя как первоткрыватели ужасов российской жизни, хотя плацкарт бежит впереди вас, сразу за смердящим локомотивом.

Казалось бы, какое это отношение имеет к Развозжаеву? А вот какое. Развозжаев, по логике автора, тоже едет в спальном вагоне. Он не из тех, про кого автор говорит «мы» (т.е. не из народа), а из тех, кого Елена величает полу-презрительным «вы», старательно подчеркивая различие двух групп оппозиции. Оппозиционеры де бьются «только за себя и за своих», т.е. выражают интересы «спального вагона». Вот главная причина, по которой Елена считает, что никто не «должен» защищать Развозжаева – ибо последний является представителем этого «спального вагона». По мнению автора, хотя народных представителей плацкарта пытали и раньше, наивные оппозиционеры из спальных вагонов об этом не догадывались. Теперь, когда те же методы стали применяться и к едущим в спальных вагонах, зажравшиеся оппозиционеры удивились («вы ведете себя как первоткрыватели ужасов российской жизни») и бросились защищать «своего». Автор даже реккомендует оппозиционерам «краткий курс современных российских реалий», из которого они, по замыслу автора, должны узнать, что «в плацкарте» пытают уже давно. Так, она пишет, что простые люди из плацкарта, «не будучи политическими оппонентами Путина, прошли этот путь, который сейчас приоткрылся во всей своей нецивилизованной красе ВАМ».

С такой же претензией автор обрушивается на Георгия Сатарова, призвавшего всех выйти на митинг в защиту Развозжаева:

Вячеславу Мерехе, жителю Ставрополья, милиционеры засунули в задний проход ручку швабры. Пинком ноги. Мереха – инвалид, а менты – под домашним арестом. Имеют все шансы уйти от ответственности потому, что вы, Георгий Александрович, не призываете на сайте Эха Москвы отстоять Мереху.

Перечитайте еще раз этот абзац. Бандиты-полицаи уйдут от ответственности потому, что… Сатаров призывает защитить Развозжаева от таких же бандитов в погонах. Что это такое, если не софистика? Милашина и Сатарова причисляет к «спальному вагону» - ведь Сатаров тоже защищает оппозиционера, т.е. «своего», вместо того, чтобы защищать кого-нибудь из тысяч случайных жертв бандитской власти. Сатаров-де не защищает Мереху потому, что

…он не является оппозиционером и другом оппозиционера. И даже фигурантом дела «6 мая» не является. И с «Пусси райт» в храмах не поет.

Верно. Именно поэтому. То есть потому, что, в отличие от несчастного Мерехи, фигуранты дела 6 мая, как и Пусси Райот, как и Развозжаев, Удальцов и Лебедев пострадали не по случайности, но пытаясь изменить систему, которая, по словам самой Милашиной, порождает тысячи и тысячи «запытанных от Дагестана до Владивостока» «мерех». Несомненно, Мереху надо защищать. Именно это и пытались делать демонстранты 6 мая, а так же Развозжаев и те же участницы Пусси Райот.

Мереха – единичный случай из тысячи подобных случаев. Милашина предлагает созывать многотысячные митинги по каждому такому случаю, т.е. «ежесекундно»? Нет. Но она предлагает не защищать тех, кто пытается сломать саму пыточную систему. Я очень уважаю работу Милашиной по защите Мерех – но почему, защищая отдельных жертв системы, надо выступать в защиту самой системы?

?

Log in